Сказ о том, как в старину в Сибири тараканы тепло догоняли, а мухи да комары овец и оленей ели. (энтомология как инструмент исторической и климатической реконструкции)

В статье на базе междисциплинарной методики прослеживается адаптация традиционного хозяйственного комплекса Западной Сибири к миру насекомых, как местных, так и синантропных в XVII – начале XX веков. В новом климате хорошо чувствовали себя клопы и черные тараканы. Докучливые спутники оседлого быта появились в Западной Сибири вместе с русскими еще в XVII веке. Русская торговля с Китаем и Средней Азией в XVIII в. стала проводником для рыжего таракана, который проник впоследствии и в европейскую часть страны, попутно уничтожая своего черного соперника. Значительно больше неприятностей, чем синантропные, доставляли сибирякам местные насекомые. Несметные полчища сибирского гнуса (мошка, комар, овод) не только осложняли повседневный быт, но являлись серьезнейшей проблемой для местного скотоводства. Овцеводство в Сибири не получило широкого распространения во многом из-за слабой защищенности овцы от кровососущих насекомых. Особенно свирепствовал гнус на севере региона. Так, летом 1928 г. в Ямальской тундре было столько комаров, что: «Отмечались случаи, когда слабые олени гибли, измученные комарами». В таежной зоне крестьяне сводили лес с целью получить обширные выгоны, на которых мог бы разгуляться ветер и разогнать гнус. Немало проблем сельскому хозяйству доставляли насекомые-вредители и в особенности саранча. Так, в середине 1880-х – начале 1890-х гг. саранча «высекла» травы и хлеба настолько радикально, что это спровоцировало голод в Среднем и Южном Зауралье. Крестьяне пытались бороться с саранчой. Так, замечали, что озимые наиболее устойчивы при нашествии саранчи. Поэтому в годы активизации саранчи резко увеличивали озимый клин в запашке. Первый опыт химической обработки полей и пастбищ от саранчи был предпринят в Зауралье в 1902 г., правда, применён был банальный керосин. Однако в целом битву с саранчой крестьяне проигрывали. По-видимому, в минуты отчаяния в общественном сознании сложилось представление о том, что саранча мстит за борьбу с ней, а значит лучше борьбу прекратить. Итак, казалось бы, незначительный, с точки зрения размеров, фактор – насекомые вносил значительные коррективы в процесс аграрного освоения Западной Сибири. Наблюдения за насекомыми в ретроспективе (историческая энтомология) могут привести к очень интересным и неожиданным выводам, не только в области аграрной истории, но и, например, в области истории климата. В истории климата планеты известен так называемый «малый ледниковый период» (далее МЛП). Начался МЛП в XIV в., когда температура в среднем понизилась на 1,2 – 20. Особенно отчетливо МЛП заявил о себе в XVI – XIX веках в северном полушарии. Для этого времени в МЛП выделяются три фазы, различающиеся по тепловлагообеспеченности и структуре погод. Нисходящая фаза (похолодание) – 1550-1600 гг., ядро (стабильно холодный климат) – 1600-1800 гг., восходящая фаза (потепление) – 1800-1850 годы. Указанные временные границы приблизительны и не отражены резкими климатическими изменениями. Размыты временные границы отдельных фаз МЛП еще и в силу специфики инструментария, применяемого в науке для соответствующих измерений. Эти инструменты сводятся к дендрохронологии (изучение годичных радиальных колец на древесине), изучению пыльцы и останков растений в почвах (торфяники), а также изучению сведений из исторических источников о различных явлениях природы и результатах хозяйственной деятельности человека. Но, последние слишком отрывочны и бессистемны. Дендрохронологический метод и изучение торфа предполагают слишком много допусков и не могут быть применены повсеместно. Примененный в нашем исследовании метод исторической энтомологии позволяют с высокой степенью вероятности отнести начало восходящей фазы МЛП в Сибири к середине 1760-х годов. Постепенно продвигаясь на север, в 1770-х годах потепление достигает полярного круга. Свидетельством тому является продвижение на север чувствительных к изменению климата насекомых (тараканов и саранчи), бактерий и вирусов. Потепление сказались и на хозяйственной деятельности местного населения, вызвав в частности настоящую «пчеловодческую революцию» в южных районах края. К негативным последствиям потепления следует отнести эпизоотии скота (лошадей и коров), пик которых пришелся на 1770-е годы. Однако появившиеся в связи с потеплением хозяйственные возможности стимулировали в это же время мощные волны внутрисибирских миграций населения.

История. Исторические науки
Статьи

Вуз: Тюменский государственный университет (ТюмГУ)

ID: 5c8aa10a7966e10548923730
UUID: 1e175220-28b7-0137-e5c8-525400005860
Язык: Русский
Опубликовано: около 2 лет назад
Просмотры: 114

12.28

Сергей Туров

Тюменский государственный университет (ТюмГУ)


0

Комментировать 0

Рецензировать 0

Скачать - 105,2 КБ


Поделиться работой
Current View

Рецензии:

  Авторизуйтесь, чтобы добавить рецензию

- у работы пока нет рецензий -

Для лиц старше 18 лет